ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ - 3

Художественная литература, публицистика и юмор. О бирже, акциях, трейдерах и инвесторах.

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ - 3

Сообщение Admin » Пт мар 10, 2006 7:03 pm

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ - 3
Шен Бекасов
(серия "Банковская тайна")


- Ну, и как понимать эту хренотень?

Этот вежливый вопрос я адресовал Валентину, начальнику нашего аналитического отдела. Мы стояли в нашем дилинге у торговых терминалов, на экранах которых наблюдали очередную локальную катастрофу отечественного фондового рынка. Цены акций падали столь стремительно, что продавать уже было бесполезно, а покупать, судя по всему, еще рановато.

Валентин трагически молчал.

Сидящий за терминалом Костя, шеф-трейдер по ценным бумагам, обернулся и сообщил очевидное:

- Уже полчаса мочат все подряд.

- Вижу, - сквозь зубы отозвался я.

Серго, глава отдела продаж, застонал:

- Вчера закупили по полной программе! Семь новых клиентов! Я даже боюсь посчитать, в каких они «минусах»...

- Хочешь, посчитаю? - сочувственно предложил Костя, хватаясь за калькулятор. - Вчера «влили» примерно «десятку»... Ага... Минус пятьсот двадцать! - с готовностью сообщил он мрачному Серго, взглянул на монитор и поправился: - То есть уже минус пятьсот сорок...

Серго зарычал и повернулся к Валентину:

- Ты зачем ходишь на наши утренние брифинги, а? Мы же тебя как умного и знающего человека спрашиваем: что будет с рынком? Ты же нам говорил: акции должны расти! Ты говорил: великолепная квартальная отчетность! Ты говорил: на всех развивающихся рынках бурный рост!

- Так ведь так оно и есть! - горячо воскликнул Валентин, заливаясь краской. - Я же аналитик, а не ясновидящий! Все фундаментальные и технические показатели...

- Да пошел ты со своими показателями знаешь куда! - взревел Серго. - А на показатели сегодняшних отчетов для моих клиентов не захочешь посмотреть? Они же меня спросят: Серго, дорогой, а почему вы, козлы такие, купили вчера, когда все было очень дорого, а не сегодня, когда все очень дешево?

- Скажи им, что это наш фондовый рынок со всеми его невменяемыми рисками! - Валентин стал как-то странно подергивать головой, я даже стал опасаться нервного срыва. - Я не понимаю, с чего вдруг все стали так агрессивно продавать! И никто не понимает! Я обзвонил аналитиков - все в полном недоумении...

- Не-до-умение! - презрительно процедил Серго. - Полное!

- Андрей, - обратился ко мне Валентин, - я прошу оградить меня от грубого темперамента этого неандертальца...

- Заткнитесь оба! - устало попросил я и наклонился к Косте. - Ты с брокерами разговаривал? Рынок-то что говорит?

- Рынок говорит все что угодно, - философски изрек Костя. - Мне назвали десяток поводов, но все это старье, уже давно отыграно. Никаких свежих новостей я не услышал. И главное - никто не признается, кто начал «слив» акций. Все кивают друг на друга.

- Да брокеры это, брокеры! - возмущенно сказал Валентин. - Никаких негативных новостей и не выходило! Тут явная манипуляция, сговор...

- Андрей, ты бы на своем уровне выяснил, в чем дело, - посоветовал Костя. - Чтобы так «раскачать» рынок и при этом полчаса скрывать причину, требуется либо суперновость, либо суперденьги. Не наш уровень.

- Аналитикам все равно придется как-то это объяснять, - задумчиво проговорил я. - Валентин, иди-ка к себе и еще раз пообщайся с коллегами. Кто бы это все ни начал, для своих аналитиков он должен придумать обоснование...

- Хвост виляет собакой, - обиженно пробурчал Валентин, направляясь к себе. - Вы, блин, торгуете, а мы объяснять должны... Отец, слышишь, рубит, а я отвожу...

Зайдя в офис аналитического отдела, Валентин нарочито громко хлопнул дверью. Серго, глядя ему вслед, что-то яростно прошептал по-грузински.

К нам подошел Семен Попов, управляющий клиентскими портфелями ценных бумаг.

- Кажется, я выяснил причину обвала, - флегматично сообщил он.

Мы все подались к нему.

- Поговорил я неформально с парой своих друзей, - пояснил Семен. - Говорят, что готовятся налоговые претензии к двенадцати компаниям...

- Налоговые претензии - это старье, - возразил Костя.

- Повторяю для глухих: к двенадцати компаниям, - повысил голос Семен.

- Двенадцать - это, конечно, круто, - согласился я. - Но к каким именно?

Семен вместо ответа ткнул в монитор, испещренный красными цифрами падающих котировок акций.

- Новость хреновая, - признал Серго. - Если это правда. Или если в сумме по деньгам получится что-то внушительное. А то ведь могут и договориться полюбовно, заплатить в бюджет по мелочи...

- Если это пойдет в СМИ, то может и паника начаться, - возразил Семен. - И неважно, правда это или неправда. Если узнал я, то знают, например, и в «Рейтере», а с них станется бухнуть это в новостную ленту крупным красным шрифтом...

- Андрей, дерни свои источники! - возбужденно заговорил Серго, хватая меня за рукав пиджака. - Время дорого! Если это правда, значит, полная задница, и надо что-то решать с моими «минусами»...

- А если нет? - поинтересовался я.

- Тогда переждем! Я клиентов как-нибудь уболтаю...

- Нервная все-таки у меня работа, - пожаловался я в пространство и отправился к себе в кабинет.

Я позвонил на мобильный телефон Сергея Михайловича со своего мобильного телефона. Разговор по существу был недолгим, но сначала некоторое время пришлось потратить на соблюдение определенного ритуала.

Ритуал состоял в следующем. Я рассыпался в извинениях, что беспокою столь высокопоставленного государственного чиновника по столь мелкому вопросу. Сергей Михайлович милостиво мои извинения принял. Я простодушно поинтересовался, не в курсе ли Сергей Михайлович (вот чисто случайно!) планов наших доблестных налоговых органов в отношении дюжины столь же доблестных корпоративных налогоплательщиков? Сергей Михайлович немедленно стал уклончив и начал ссылаться на свою неимоверную занятость. Я был настойчив и воззвал к передовому мировоззрению Сергея Михайловича, который прогрессивен настолько, что даже разбирается в том, что такое акции и чем «голубые фишки» отличаются от «второго эшелона». Сергей Михайлович был польщен, но намекнул, что планы налоговых органов - это священная корова, священнее которой только планы Генеральной прокуратуры. Я уверил Сергея Михайловича, что планы Генпрокуратуры меня совершенно не интересуют (хотя... но это в другой раз!), а гораздо актуальнее (счет идет на минуты!) уточнить, на каком именно пастбище эта священная корова сейчас собирается пощипать травку. Сергей Михайлович попытался оправдаться, что налоговые вопросы не в его епархии. Я усомнился в том, что у епархии Сергея Михайловича могут быть какие-то границы. Сергей Михайлович снова был польщен, но сослался на отсутствие уверенности в том, что именно в планах налоговиков - собственно планы, а что - просто слухи. Я объяснил Сергею Михайловичу, что наш фондовый рынок настолько впечатлителен, что факты равнозначны слухам и наоборот.

Наконец, беседа перетекла в практическое русло. Сергей Михайлович поинтересовался, какой у него может быть резон посвящать меня в государственные казначейские тайны. Я напомнил Сергею Михайловичу, что его зять, следуя прогрессивному духу всего семейства, вложил немалые деньги в российские акции через наш банк. Сергей Михайлович осведомился, неужели все так плохо. Я козырнул числами («уже минус пятьсот сорок за полтора часа!»). Сергей Михайлович выразил обеспокоенность. Я эту обеспокоенность горячо разделил. Сергей Михайлович, наконец, сообщил, что налоговые претензии к двенадцати компаниям - это полная ерунда. Точнее, планы как бы есть, но ожидается высочайшее одергивание налоговиков, что будет с умилением освещено средствами массовой информации. Я предположил, что этот благородный сценарий кем-то используется в неблаговидных целях. Сергей Михайлович выразил справедливое неудовольствие подобным злоупотреблением своим служебным положением некоторыми окологосударственными деятелями. Мы с Сергеем Михайловичем с удовлетворением отметили единство позиций по данному вопросу.

Итог беседы был следующий.

- Короче, нам нужно, чтобы вышла новость о том, что налоговых претензий не будет, - сказал я. - Сегодня. Днем.

- Рановато, но устроить можно, - заверил меня Сергей Михайлович. - Говоришь, сейчас все подешевело?

- Еще как! Можно еще деньжат подогнать и выгодно закупиться.

- А успею?

- Разве вы у нас когда-нибудь не успевали? Прокредитуем, нет проблем.

- Ладно, я скажу своему зятьку, горе-инвестору. - Сергей Михайлович хохотнул. - Как говорится, следи за сообщениями информагентств!

В течение ближайших двух часов мы активно, но аккуратно скупали акции.

Через два с половиной часа страна стала свидетелем осуждения на самом высоком уровне чрезмерного рвения налоговых органов, после чего было дано очередное обещание дать бизнесу вздохнуть спокойно. Фондовый рынок зарыдал от умиления, и цены поперли вверх.

Семь вчерашних инвесторов Серго к концу торгового дня оказались в небольшом «плюсе». А скромный безвестный инвестор с неприметной фамилией (клиент Семена Попова и чей-то зять), счет которого по моему распоряжению банк профинансировал в сумме ожидаемого поступления дополнительных средств, оказался в «плюсе» очень даже большом. Впрочем, как и сам банк.



***

Вечером мне позвонил коллега из одной известной и уважаемой инвестиционной компании.

- Гардези, твоя работа? - осведомился он. - Твоя, больше некому!

- О чем речь? - недоуменно спросил я.

- Сам знаешь! Ты что, не понял, какую игру поломал? Мы на этих двенадцати налоговых претензиях не один миллион сделали бы!

- Да, это вы умеете, - согласился я.

- Но ты чего влез-то? Ты вообще осознаешь, какие убытки причинил очень и очень уважаемым людям? Ты представляешь, сколько влиятельных инвесторов не успело купить акции по подходящей цене?

- Очень хорошо представляю, - заверил я.

- А сколько сил понадобится, чтобы новый повод найти, знаешь?

- Вот поводов, кстати, у нас обычно достаточно, - возразил я. - Не расстраивайтесь - у вас еще все впереди.

- Ты чего вообще добивался? Что мы тебе спасибо скажем?

Я зевнул прямо в трубку.

- Нет, ваше спасибо мне и даром не нужно. Но в следующий раз извольте договариваться и со мной.

Ответ я не дослушал, потому что дал отбой.

Вошел грустный Валентин.

- Зачем нужны аналитики? - задал он свой любимый сакраментальный вопрос.

- Ты опять? - Я поморщился.

- Рынок сам по себе, рыночный анализ сам по себе, - сформулировал пессимистичное резюме Валентин. - Пишу «недооценено, покупайте» - продают к чертовой матери, говорю «перегрели, продавайте» - гонят дальше вверх... Мы шуты на балу брокеров и инсайдеров, да?

- Ты же сам сказал - ты не ясновидящий, - напомнил я. - А если не можешь сказать, что будет, то хотя бы убедительно объясняй, что было. А уж продавать или покупать - советчиков и так предостаточно...

- Серго на тебя плохо влияет, - с горечью заключил Валентин. - Его продажи - прежде всего?

- Бизнес прежде всего, - возразил я. - А наш бизнес в том числе - делать сделки с ценными бумагами для наших клиентов. Но этот продукт хорошо продается в комплекте с качественной аналитикой. А ты, Валентин, качественный аналитик. Клиенты верят в фундаментальный анализ, технический анализ, макроэкономические показатели и прочая, прочая, прочая... Покуда это так, ты нам нужен.

- Спасибо за честность, - глухо отозвался Валентин.

- А главное - ты хороший умный парень, - искренне добавил я.

- Неужели и ты не веришь в рыночный анализ? - потерянно спросил Валентин.

Я ответил ему спокойным и уверенным взглядом.

- Верю. Конечно, верю. Скоро вся эта спекулянтская шелуха сойдет, и качественная аналитика станет настоящим инструментом для принятия решений. Дай время - рынок повзрослеет.

Валентин испытующе посмотрел на меня.

- Ты серьезно?

- Ну разумеется! Иначе зачем я так упорно расширяю твой отдел?

Валентин ушел несколько приободренным, а я принялся звонить Сергею Михайловичу, чтобы вытянуть из него что-нибудь относительно планов Генпрокуратуры.
Аватара пользователя
Admin
Site Admin
 
Сообщения: 354
Зарегистрирован: Сб ноя 19, 2005 7:52 pm
Откуда: www.plan.ru

Вернуться в Художественная литература

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1